Дом, где Паустовского встречали как родного.

Дом, где Паустовского встречали как родного.

О рязанском периоде жизни известного писателя


Любому рязанцу знакомо имя Константина Георгиевича Паустовского (1892 – 1968). Благодаря трудам писателя, воспевшего в своих рассказах красоту заокской Мещёры, об этом скромном заповедном крае узнали люди в разных городах и на разных континентах.


Долгие годы среди рязанских краеведов и почитателей творчества Паустовского ходила красивая легенда о том, каким образом Константин Георгиевич в первый раз оказался в мало кому известной Мещёре. Да вы и сами, наверное, слышали эту историю, а возможно, даже читали тот самый рассказ, в котором Паустовский описывает, как в одном из московских магазинов ему однажды завернули кусок голландского сыра в обрывок старой географической карты. Вечером, за чаем, писатель разгладил смятую бумагу – и был впечатлён изображением «заповедной страны»…


И лишь много позже сын знаменитого автора, Вадим Константинович Паустовский (1925 - 2000), поведал о том, как всё было на самом деле, и что привело писателя на Рязанскую землю, и в частности – в небольшое село Солотча, что в 20 километрах к северу от Рязани.


Оказалось, что Константин Георгиевич, прежде чем познакомиться с Мещёрой, не раз бывал в Рязани. С начала 1920-х годов он гостил сначала на Липецкой улице (часть современной ул. Маяковского), а потом – на Советской (ныне Соборной) площади, в доме № 19, где жили родственники его супруги – Екатерины Степановны Загорской-Паустовской.


Екатерина Загорская

Молодые люди встретились в тревожном 1914-м, во время Первой мировой войны. Их знакомство состоялось в полевом санитарном поезде. Екатерина Степановна была сестрой милосердия, а Константин Георгиевич - санитаром. Умная, начитанная, добрая девушка запала в душу Паустовскому. «Классическое» воспитание в рязанском Епархиальном училище, учёба на Высших женских курсах в Москве и занятия в парижской Сорбонне достойно огранили её природное очарование.


Летом 1916 года молодые обвенчались на родине невесты – в Подлесной Слободе под Луховицами. Церемония состоялась в храме, где когда-то служил священником отец Екатерины Степановны. Впрочем, он умер рано, и девушка его не помнила. Мама её тоже давно покоилась в могиле. Поэтому после свадьбы молодые отправились в гости к самому близкому и родному для Екатерины человеку - её старшей сестре Елене, в город Ефремов Тульской губернии. Какое-то время они жили у неё. Здесь же Екатерина Степановна родила первого ребёнка, но, к большому горю молодых супругов, девочка появилась на свет мёртвой. А чуть позже, летом 1919-го, ещё одна беда - умерла от тифа Елена.


В 1923 году супруги перебрались к родному дяде Екатерины, в тихую деревню Екимовку, а уже оттуда как-то раз решили съездить в Рязань, чтобы навестить дядину дочь, Александру Загорскую-Павлову. Девушка хотела познакомить мужа со своей рязанской роднёй, а заодно и посмотреть, что стало с Рязанью после всех исторических потрясений последних десятилетий.


Рязань пришлась по душе Паустовскому. Он много гулял по её тенистым мощёным улочкам в сопровождении мужа рязанской родственницы – Александра Васильевича Павлова, который оказался хорошим гидом и большим знатоком Рязани. Писатель любовался старинными домиками и древними церквями, размышлял над сюжетами новых литературных произведений. И даже позже, перебравшись в Москву в поисках работы, Паустовский с большой душевной теплотой вспоминал наш город. Летом 1923 года он писал Екатерине: «Рязань мне очень понравилась, - из всех городов это самый русский - весь деревянный, с петушками, крылечками, геранью и громадными липами...»


Рязань. Улица Владимирская. Начало XX века

В середине 20-х годов оба супруга занимались журналистикой в Москве и даже получили в столице жилье, и всё же при первой возможности они старались выбираться в Рязань. А с августа 1925 года, когда у Паустовских родился сын Вадим, Екатерина вернулась в гостеприимный дом Павловых. Здесь же, в Рязани, маленького Вадима крестили...


И лишь в начале 30-х годов, по совету одного рязанского священника, а также по подсказкам своей жены обратить внимание на природу Мещёрского края, Паустовский, наконец, решился первый раз съездить в Солотчу. Он снял жильё у одной местной старушки, бывшей служащей местной церкви Марьи Михайловны. Её домик стоял бок о бок с усадьбой знаменитого гравёра И.П. Пожалостина (1837-1909).


Константина Георгиевича до глубины души впечатлили и красота Солотчи, и дом гравёра, где каждая комната была наполнена реликвиями. В 1932-м году он перебрался жить в дом Пожалостина, а позже здесь побывало ещё немало друзей и знакомых Паустовского. Полузаброшенная усадьба ожила и на какое-то время стала «центром культурной жизни» Солотчи.



И всё же, как с удивлением отмечают исследователи, Паустовский так и не вписал в свои «солотчинские рассказы» Екатерину Степановну, ни разу о ней не упомянув.


В октябре 1932 года в домике на Липецкой улице случилось горе - умерла крёстная мать Екатерины Загорской-Паустовской, жена священника Петра Александровича Загорского - Анна Матвеевна, на которой держался весь дом и всё хозяйство.


В этот период рязанские родственники Екатерины Степановны, посовещавшись, решают продать жильё на Липецкой – и купить часть дома № 19 на улице Советской (ныне – Соборной площади). Он располагался ближе к Успенскому кафедральному собору, где Пётр Александрович в то время нёс свою службу.


Этот неприметный домик сохранился до наших дней. Здесь не только гостили у родных Паустовские с сыном, но и побывали известные писатели советской эпохи Аркадий Гайдар и Рувим Фраерман. Им довелось ночевать здесь по пути в Солотчу, куда они ехали по приглашению Паустовского.


А в 1938 году Константин Георгиевич участвовал в организации постановки своего произведения «Созвездие Гончих Псов» в театре, известном современным рязанцам как Театр на Соборной. Отсюда до дома № 19 было в прямом смысле слова рукой подать.


В последний раз в дом № 19 на Соборной площади Константин Паустовский приезжал в середине 1950-х, а его сын Вадим Паустовский был здесь в 1995-м.


В 1936 году супруги Екатерина Загорская и Константин Паустовский расстались. Говорят, что уличив супруга в отношениях с другой женщиной (Валерией Навашиной, которая стала его второй женой), гордая Екатерина Степановна сама дала развод неверному мужу.


В этот год сердце 11-летнего Вадима Паустовского словно разбилось на две части. Развод родителей стал для него огромной трагедией, потрясение от которой он испытывал до конца своей жизни. Он одинаково любил и мать, и отца, поэтому пытался их понять, но так и не смог их до конца простить и не дал им расстаться в своём сознании.



Вадим Константинович кропотливо собирал переписку своих родителей и другие семейные документы. Он передал много ценных экспонатов в Музей-Центр Паустовского в Москве. А когда в 1969 году скончалась Екатерина Степановна Загорская-Паустовская, он целых 30 лет, до собственной смерти, хранил урну с её прахом в московской квартире.


Сын хотел захоронить прах матери на Скорбященском кладбище в Рязани - там, где покоятся и другие Загорские, однако в марте 2000-го несчастный случай оборвал его жизнь. Теперь семья воссоединилась на кладбище в г.Тарусе, где с 1968 года лежит писатель Константин Георгиевич Паустовский.

© 2015 "Я ВАМ ПОКАЖУ!" Туристстко-образовательный проект

Аудиогиды "Я вам покажу"