Усадьбы Рязанской области. Дивово


Рыбновский минарет

На безмятежных, исконно-русских просторах Рыбновского района, недалеко от знаменитой есенинской усадьбы, есть одно удивительное место. Смотришь – и не веришь своим глазам: над зелёными зарослями возвышается минарет из красного кирпича с мусульманским полумесяцем. Если и вы однажды видели эту картину, значит, вам довелось бывать в районе усадьбы Дивово.

Минарет в Дивово

Французские корни Дивовых


Усадьбу в селе Дивово (нынешнее название – с. Городище) на высоком берегу реки Пилис строили по проекту рязанского губернского архитектора Николая Воронихина. Того самого, который приложил руку к созданию третьего и четвёртого яруса колокольни Рязанского кремля. В строительстве некоторых зданий на территории усадьбы принимал участие и французский архитектор Дюкро.


Как вспоминал двоюродный брат владельца имения Николая Дивова Михаил Бутурлин, каменный дом стоял на не очень высокой горе, был двухэтажный с мезонином и представлял собой «смесь древнерусского стиля с швейцарским шале». К одному углу дома как раз и примыкал высокий минарет.


Усадьба Дивово. Первая половина XX века

Старинный род Дивовых, если верить преданиям, происходил от французского воина Гавриила Дивоша, который в начале ХV века поступил на службу к великому князю московскому и владимирскому Василию Дмитриевичу. Спустя время французскую фамилию переделали на русский манер. Многие представители этого рода отличились на государевой службе и были награждены высокими чинами и поместьями.



Во второй половине XVIII века усадьбой, о которой идёт речь в этой статье, владел Андриан Дивов (1749 – 1814) – тайный советник, сенатор и камергер. Андриан Иванович участвовал в русско-турецкой войне, проявил себя как храбрый воин и талантливый командир, а после войны успешно служил при дворе. В 1784 году он женится на графине Елизавете Петровне Бутурлиной (1762—1813), фрейлине Екатерины II. Супруга Дивова была намного младше его самого.



Завтрак с Наполеоном


В 1798 году чета Дивовых уезжает в Париж, по одной из версий – из-за проблем со здоровьем у Елизаветы Петровны. Поселившись на Елисейских полях, супруги живут широко, заводят знакомства с французской знатью, в том числе, к примеру, с Жозефиной Бонапарт.


Сохранилась даже история о том, как однажды Елизавете Петровне и её сыну Николаю довелось завтракать с самим Наполеоном. Великий полководец спросил у мальчика, понравился ли ему недавний смотр войск и не желает ли он вступить в ряды французской армии. На что юный Николай Дивов с достоинством ответил: «Смотр очень мне понравился, но я русский и желаю служить только моему отечеству». Наполеону ничего не оставалось, как похвалить мальчика за патриотический настрой.


Перед началом Отечественной войны супруги Дивовы возвращаются в Москву. В 1812 году здоровье Елизаветы Петровны вновь начинает стремительно ухудшиться. В 1813-м она умирает, а спустя год уходит из жизни и безутешный вдовец. Имение переходит по наследству к Николаю Дивову.


Известно, что Николай Андрианович, так же как и его брат Пётр, состоял в масонской ложе. В 1823 году он вступил в должность петербургского вице-губернатора, а в 1830-м — вышел в отставку, и с той поры занимался обустройством своих имений, любимейшим из которых было для него сельцо Городище.


Страсти по коням


Николай Андрианович был из разряда тех людей, которые, заинтересовавшись чем-то, со всей страстью отдаются новому увлечению. Таким образом, к примеру, к его усадьбе и был однажды пристроен минарет. Это произошло после того, как Дивов побывал в Константинополе. Восточные постройки произвели на него неизгладимое впечатление, и он решил создать на своей земле «кусочек Турции».


Лошади в бывшем имении Дивова. Фото Александра Синицына

Однако в 1850 году, когда усадьба, созданная Воронихиным и Дюкро, уже была практически готова, Николай Андрианович заинтересовался новым для себя делом – коннозаводством. В итоге барин загорелся строить новый дом с примыкающими к нему конюшнями (чтобы прямо из кабинета можно было попадать в стоила). А дом с минаретом, увы, стал не нужен: здесь разместили мастерские, склады и даже амбары.


Нужно сказать, что городищенский конный завод оказался успешным предприятием. Одного из лучших своих жеребцов по кличке Ворон Дивов купил у князя Алексея Федоровича Орлова. Дивов так сильно любил этого коня, что увековечил его имя. На территории бывшей усадьбы до сих пор находится камень с надписью: «Ворон. С 1853 по 1861 г.».


Памятный камень

После отмены крепостного права заметно упал спрос на породистых каретных лошадей. Завод начал приносить одни убытки. Но тут Николай Дивов проявил предпринимательскую жилку. Он начал торговать тяжеловозами, спрос на которых только рос — в стране активно развивалась и торговля, и промышленность.


В 1865 году поблизости от усадьбы и конезавода построили железнодорожную станцию. Пути проходили по дивовским землям, которые он отдал совершенно безвозмездно. Станция эта существует до сих пор.


После смерти Дивова в 1879 году Городище пришло в упадок. Новые хозяева (сын Дивова Николай и граф Дмитрий Толстой) довели имение до полного разорения. Правда, внучка Толстого Марианна Сергеевна фон Толь пыталась вернуть хозяйство к жизни, но тут грянула революция.


P.S. Сегодня от великолепной усадьбы Дивова остался, к сожалению, один лишь минарет. Однако комплекс зданий конного завода уцелел, и дело Николая Андриановича живёт в Рыбновском районе и по сей день. Его продолжают сотрудники единственного в стране Всероссийского научно-исследовательского института коневодства.

Бывшие конюшни Дивова


© 2015 "Я ВАМ ПОКАЖУ!" Туристстко-образовательный проект

Аудиогиды "Я вам покажу"