Рязанское общество в дореволюционном "глянце"


Журнал «Столица и усадьба», выпускавшийся с декабря 1913 до сентября 1917 года, можно назвать своеобразным дореволюционным «глянцем». Это было издание, посвященное светской жизни, охоте, коллекционированию. В нем печатались портреты прекрасных дам и их кавалеров, публиковались сплетни, стихи, рассказы о путешествиях, предметах искусства, русском театре. И, конечно же, основой журнала были статьи о жизни русской усадьбы в прошлом и настоящем.


Издание нередко критиковали за излишнюю помпезность и упорное тиражирование темы «красивой жизни» в сложное для страны время, когда в воздухе уже витал тревожный ветер перемен. Но, тем не менее, успех журнала был оглушительным. Первый номер журнала вышел тиражом 1.5 тысячи экземпляров, а последний тираж был уже 20 тысяч, хотя цена его была очень высокой (один номер - 75 копеек, для сравнения: "Огонёк" стоил 5 копеек)

Журнал был, действительно, уникальным. Он печатался на дорогой бумаге иностранными красками. Для съемок усадеб был приглашен опытный фотограф, который умело снимал архитектуру и предметы быта. Первый в России цветной фотопортрет был напечатан именно в этом журнале. С журналом сотрудничали известные историки, искусствоведы и литературоведы. Выпуск журнала был прерван революционными событиями 1917 года. Больше не было возможности печатать столь дорогой журнал, да и не для кого было это делать.

Удивительно то, что за такой колоссальной работой стоял всего лишь один человек, «отец-основатель» журнала литератор, путешественник и журналист Владимир Пименович Крымов, закончивший свою жизнь в эмиграции. Этот удивительный человек, несомненно, достоин отдельного очерка.

В журнале «Столица и усадьба» неоднократно появлялись статьи о рязанских усадьбах и их владельцах. Эти статьи будут периодически публиковаться на нашем сайте с оригинальными журнальными иллюстрациями.

В выпуске за август 1914 года был напечатан очерк публициста и духовного писателя Е. Погожева «Силуэты» о семействе рязанских меценатов Рюминых. Сам Евгений Погожев, творивший под псевдонимами Е. Поселянин или Epee, писал произведения на исторические темы, изучал жизнь русской усадьбы и знаменитых помещиков.

Силуэты

В некоторых семьях можно найти заботливо сберегаемые силуэты давних родственников. Иногда они украшены затейливой, тоже сплошь черной, с алыми просветами, рамочкой, большей частью, ампирного стиля.


На бытовых картинках, где действие происходит в старинных обстановках, тоже увидите на стенах силуэты в рамочках. Предо мною снимок с прелестной и очень распространенной картины Scarbino, изображающей ссору двух влюбленных. Под большим портретом господина с припудренными волосами и молодой дамы в фижмах висят силуэты дамы в высокой прическе Марии Антуанетт и господина в парике с косичкой…


Воспроизведенные здесь силуэты из собрания Л. Н. Погожевой интересны тем, что они – групповые (встречающиеся гораздо реже, чем одиночные) и, кроме того, что еще реже для силуэтных портретов, воспроизводят бытовую остановку того времени.

Эти силуэты исполнены в 1834 году в городе Рязани силуэтистом-любителем г. Хвощинским и воспроизводят лиц Рязанского общества.


Видный член этого общества, Николай Гаврилович Рюмин, в том году переселялся со всей семьей навсегда из Рязани в Москву, и его рязанские знакомые на память о себе поднесли ему эти силуэты.

Они тем ценнее, что все, изображенные на них, лица переименованы.

Последняя дощечка воспроизводить в легкой дымке умерших уже, но себя автор силуэтов не побоялся поместить вместе с ними.


Кроме лиц и современных костюмов, с своеобразии тогдашних фраков, галстухов, цепочек, жилетов, дамских чепцов, перьев и «эшпаров», вы увидите здесь два зеркала от пола, на одном канделябр с амуром, держащим веночек, около другого – стенной кенкет, стильные кресла и столы, на стенах – батальные картины в рамах, внушенные, конечно, «памятью двенадцатого года», красивые бра. С потолка висит люстра. Брат чествуемого, В. Г. Рюмин, сидит за «клавесином». Стоит клетка из крепких прутьев с попугаем. И при всей этой сценке умолкнувшего, угасшего, заснувшего быта присутствуют большие бюсты какого-то, обвитого лавром, греческого поэта и «Благословенного» Александра, всматривающегося в своего противника Наполеона…

Когда читаешь фамилии этих лиц, находишь подтверждение тому, как велики бывали в те времена дворянские кружки в губернских центрах. Большинство из поименованных лиц по фамилиям, которые они носили, были приняты в «свете» обоих столиц, а, между тем, они, чувствуется, прочно сидели в Рязани или, по правописанию в сохранившемся письме одного из изображенных здесь лиц – «Резани».


И так было в о всех губернских городах. Во всяком из них по зама бывал съезд помещичьих семей, много веселились. Проездом в одном губернском городе мне пришлось осматривать довольно поместительный старый дом, более века находящийся во владении одной родственной мне семьи.

- «Вот при бариновом дедушке, - сказала старожилка, бывшая крепостная, - когда балы бывали, кареты в обе стороны стояли на два квартала»…

Семья Рюминых связана с Рязанью крепкими нитями, и город полон Рюминскими дарами.

Помещающийся в прекрасном барском особняке, дворянский пансион, приют мужской гимназии – городской дом Рюминых, пожертвованный ими дворянству, а сад при доме пожертвован городу. И мужская, и женская гимназии помещаются в Рюминских домах. В версте от Рязани лежит, принадлежащая теперь городу, подгородная усадьба «Рюмина Роща». Недавно сгорел там очень интересный дом начала 18 века, имевший в центре колоссальную стеклянную сквозную залу. Тут Рюмины принимали и царей. «Рюмина Роща» описана в романе Хвощинской (В. Крестовского) «Большая Медведица».


Н. Г. Рюмин, как почетный попечитель гимназии, заметил в вывел в люди бедного поповича Перевлесского, известного столичного педагога, вдохновителя таланта поэтессы Ю.В. Жадовской. Перевлесский никогда не забывал этого. В эпоху его удач в Петербурге у него была отдельная в квартире комнатка; там были собраны реликции его бедной юности, и висели портреты Рюмина и его жены.

В Москве Рюмины в течение нескольких десятилетий вели открытую жизнь, давая всякий четверг вечера в великолепном доме на Воздвиженке, перешедшем последовательно к Карзинкину, Кристи и Нафтянину.

Летом они живали в прекрасной подмосковной Кучино (теперь Рябушинского).

Старуха Рюмина, рожденная Кандалинцова, была женщина с большим характером. При генерал-губернаторстве всесильного графа Закревского, жена которого имела легкомысленную репутацию, только две дамы до конца воздержались от знакомства с нею – княгиня Львова (рожденная кн. Долгорукова, сестра князей Василия и Владимира Андреевичей, военного министра и московского генерал-губернатора) и Е. Ф. Рюмина…


Рюмины имели сына Федора, женатого на княгине О. С. Голицыной (дочь ген.-адъютанта князя Сергея Павловича и Любови Петровны, рожденной княгини Апраксиной), и дочерей: графиню Буксгевден, Полторацкую, Вальяшеву, Муханову и, не вышедшую замуж, Веру Николаевну.

В Петербурге в своем доме на Дворцовой наб. (последнее время Небольсина, куплен Новым Клубом) жила вдова другого брата, Ивана Гавриловича, рожденная Бороздина. Мать Е. И. Шулепниковой, княгини Н. И. Мещерской и памятного «свету» и театралам И. И. Рюмина. Один из Рюминых, женаты на княгине Шаховской, жил всегда в Лозанне, и его бездетный сын, Gabriel Rumine, завещал городу Лозанне несколько миллионов на университет. В Лозанне есть улица «Avenue Rumine».

Род Рязанских Рюминых весь вымер в мужских представителях.

Е. Погожев

"Столица и усадьба" август 1914 г.

Пунктуация автора сохранена.

Частичное или полное использование материалов разрешается только при указании активной ссылки на этот сайт.

#Хвощинские #Рязань #Рюмины #ГВРюмин #НГРюмин #Персона #История #усадьба #quotСтолицаиусадьбаquot #ЕПогожевПоселянин #Меценат

Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях

© 2015 "Я ВАМ ПОКАЖУ!" Туристстко-образовательный проект

Аудиогиды "Я вам покажу"